Сайт про Кстово, город в Нижегородской области, и про Кстовский район
В интернете с 1 марта 2008 года
Старый герб города Кстово
Герб города Кстово
Герб Кстовского района
Сайт про Кстово, город в Нижегородской области, и про Кстовский район

проКСТОВО

КУМи города Кстово совместно с горадминистрацией приглашают кстовчан принять участие в музыкально-песенном фестивале, посвященном Дню матери.

Фестиваль состоится 23 ноября в 12.00 в клубе 210-го Межвидового регионального учебного центра инженерных войск ВС РФ (поселок Приволжский). В нем могут принять участие как самодеятельные, так и профессиональные коллективы со своим музыкальным сопровождением (только живая музыка или пение а капелла).

Тема выступлений – семья, мама или фольклор. Награждение пройдет по следующим номинациям: автор-исполнитель, дуэты и ансамбли, вокал, вокальная группа, самый юный исполнитель, исполнитель старшего поколения. Будут вручаться Гран-при и приз зрительских симпатий. Также победители награждаются дипломами разных степеней.

Заявки на участие в фестивале принимаются в письменном виде до 20 ноября в комитете управления микрорайонами по адресу: г. Кстово, ул. Комсомольская, д. 9. Тел/факс 2-93-76.

проКСТОВО

Внимание: мигрант!

В целях предупреждения и раскрытия преступлений, связанных с нарушением миграционного законодательства, в городской прокуратуре обеспечена работа горячей линии приема сообщений, в том числе анонимных, от населения по телефонам 8(831-45)4-33-67, 4-47-97. Городская прокуратура убедительно просит граждан района принять активное участие в выявлении и предупреждении совершения правонарушений и преступлений в указанной сфере.

Живая история. Дети войны

В преддверии Дня Победы мы вспоминаем тех, кто сражался за Родину на фронтах Великой Отечественной. Но лишения того страшного времени испытали на себе и дети войны.

Когда началась война, Екатерине Сергеевне Ярош было всего 12 лет. Говорить о тех годах без слез она не может до сих пор.

Екатерина Сергеевна Яро
Екатерина Сергеевна Ярош

– До войны мы жили в Курске, – вспоминает Екатерина Сергеевна. – Родители умерли рано, а четверо старших братьев и сестер уехали в Мариуполь на Азовское море. В 1940 году, когда они получили квартиру, к ним перебрались я, сестра и брат. Я была самой маленькой. Через три месяца началась война. В октябре Мариуполь оккупировали немцы. Четверо старших успели отправиться в тыл, по разным городам, они даже не знали ничего друг о друге, так спешно их эвакуировали. Мы же втроем остались одни в Мариуполе и жили там до мая 1942 года.

Из огня да в полымя

У нас на квартире жил военнопленный украинец дядя Павлик. Фашисты заставляли его работать в госпитале. Он приносил нам немного еды. В полях была оставлена кукуруза, подсолнухи – ими мы и питались. 13-летний братишка сделал ручную мельницу, которой мы мололи эту кукурузу, а потом варили кашу, лепешки пекли… 2 мая 1942 года дядя Павлик сказал, что его переводят в другой город и нам лучше уезжать отсюда. Дядя Павлик принес нам мешочек пшена, проводил нас за город и попрощался, а мы пошагали пешком в Курск, к тете. Шли не только мы, людей были тысячи: кто шел в Курск, кто – в Харьков, кто – в Житомир. Ночевали где придется, часто прямо на земле, как стая гусей.

Как-то мы остановились на ночлег возле одного озера. Только сели есть – началась перестрелка. Спрятались в сарай, заперлись, а нас было около ста человек. Слышим: окружают. Потом в ворота постучали: «Открывайте!». Вышли мы, выстроились в одну линию.

Полицай там был с перевязанной рукой, увидел у брата моего в кармане ножик складной и губную гармошку, что ему дядя Павлик подарил на прощанье, и подумал, что это патроны. Ударил его, сбив с ног, а сестра закричала: «Не бейте, это губная гармошка!» Догадалась сразу что к чему. Фашисты отобрали у нас документы, стали спрашивать, куда и зачем мы идем. Один чехословак тогда сказал, чтобы отпустили детей, потому что они безвинные, а полицай с перевязанной рукой не хотел. Все-таки чехословак уговорил солдата вынести нам свидетельства о рождении, подошел к нам и на своем языке сказал: «Быстро убегайте отсюда!» Мы побежали.

Через неделю нас догнал старичок с мальчиком, которые тоже были там, и рассказали, что остальных расстреляли.

Слово «кушать» не произносили

Так мы прошли Донецкую, Днепропетровскую, Полтавскую и Сумскую области. В Сумах мы с братом заразились тифом и месяц пролежали в больнице. Старшая сестра, оставив нас в больнице, пошла в Курск одна. Через месяц нас выписали из больницы, дали в дорогу две маленьких лепешки. Конечно, после тифа идти мы не могли, ноги еще не окрепли. Так и остались на ночь около больницы.

На следующую ночь пошел дождик – мы с братом «переселились» на веранду у школы. Спасибо жителям: подкормили нас, одна девушка принесла хлеба и молока. Еще через сутки решили продолжить путь, потому что идти оставалось совсем чуть-чуть (Сумская область граничит с Курской). По дороге рожь и пшеницу натирали и ели.

Когда мы добрались до дома тети Ани, узнали, что и сестра переболела тифом.

А потом начался страшный голод. У тети Ани было четверо своих детей и трое нас. Есть было совершенно нечего. Даже слово «кушать» мы никогда не произносили. Ели траву, из гнилого картофеля делали лепешки. Летом в реке собирали ракушки, доставали улиток и жарили их. Это была самая вкусная еда. С трудом перезимовали две зимы.

Освобождение

Когда началось наступление наших войск, бои были ожесточенными. Курская дуга стала местом очередного разгрома немецких войск.

Немцы предложили отступать вместе с ними, но староста, местный житель, отговорил: все равно в лесу «постреляют».

Когда начался бой, мы попрятались в подвалах, было очень жутко от грохота снарядов. Земля дрожала.

Потом пришли наши. Позже с фронта после ранения вернулся дядя. За два месяца окреп сам и, где смог, починил дом. Когда выздоровел, вернулся на фронт.

А брата в 1945 году в армию забрали, но на фронт он не попал. Отслужил семь лет, потому что мужчин было мало и служили они, как говорится, за себя и за того парня.

Нас, беспризорников, собрали, подучили (у меня до войны было образование три класса). Отправили работать в Ростов-на-Дону на завод «Сельмаш». В 15 лет я уже работала токарем: начинала с фрезерного станка, а там и на долбежном работала, и на шлифовальном… В общем, где не хватало людей – туда вставали мы, дети.

На уроки – в спецовке

В День Победы военрук разбудил нас и кричит: «Подъем! Война кончилась!» Мы надели парадные костюмы, выстроились и пошли по городу распевая: «Эх, махорочка-махорка, породнились мы с тобой».

Война закончилась. Нас отыскала одна из старших сестер. Через какое-то время я сама отправилась к ней в Орск.

Там в вечернюю школу пошла. Учиться старалась, но было тяжело: зарплата маленькая, нужно и одеться, и обуться, и книг купить. Работала слесарем в бригаде: сама могла и кран отремонтировать, и дюймаж знала, и размеры все.

Бывало, в спецовке прямо с работы прихожу на уроки, вся грязная, в мазуте. Да и спецовка велика: брюки на груди завязаны, рукава подогнуты... Со мной никто и не садился рядом, чтобы не испачкаться. Когда учителя давали книги, говорили: «Не измажь». Переворачивать страницы других ребят просила, чтобы не испачкать. Все равно училась, техникум потом закончила.

Картошка, жаренная на солидоле

Через год сестру откомандировали в Среднюю Азию, и нашу бригаду тоже. Три года мы завод строили. Одно время я детали очищала от солидола. Так мы на нем картошку жарили. У одного рабочего большая семья была, он меня просил побольше ему этого солидола давать. Денег было мало, еды тоже, хлеба в 1947 году давали по 600 грамм, позже по 800 стали.

А потом мне выделили кусочек земли. Я решила на нем просо посеять. Маленькой я видела, как дядя просо сеет. Просо выросло налитым, крупным! Надо было молотить, а мне нечем, так я его в мешок сложу – и стучу скалкой. Так и обмолотила. У подружки папа на мельнице работал – он мне ободрал просо. Как хорошо я тогда стала жить: и кашу варила, и кулеш! А рабочие мне ступку из трубы сделали – лепешки стала печь.

Выбрали СССР

Потом поехала в Самару (тогда Куйбышев) завод строить. Там встретила своего мужа. Он родом из Польши, в 1942 году его в армию забрали, да в Куйбышеве так и остался. Когда ездили в Польшу навещать его родителей, они нам предлагали там остаться, но мы вернулись.

В 29 лет приехала в Кстово. Сыну Сергею тогда было четыре годика. Больше я в промышленность не вернулась. Дочку Ирину родила здесь. Выучилась на парикмахера и 25 лет проработала дамским мастером. Нравится мне очень эта профессия. И сейчас, когда приезжают внучки, им прически делаю.

Без дела сидеть не могу

Когда на пенсию вышла, увлеклась декоративно-прикладным искусством, мне нравится что-то творить, плести, вышивать. Я даже в конкурсах участвовала, получила три диплома.

Выносливая я, выгляжу и всегда выглядела молодо, еще «бегаю», что называется. Но война, конечно, дает о себе знать, забыть о ней я не могу. И даже во сне иной раз, бывает, кричу, да так сильно! А проснуться не могу никак.

И как бы мы сейчас ни жили, все ж ходим обутые, одетые, сытые. Не дай Бог, нашим детям и внукам никогда испытать такого, что испытали мы. Только вот хотелось бы, чтобы не забывали они о подвигах наших солдат и уважали старших.

Светлана ЗИМИНА.
Фото Марка СМИРНОВА

© Кстовская районная газета «Маяк» Менеджер по рекламе в газете – 2-05-48

Волга. Кстово
Тираж
Адрес, телефоны
Внимание!
 

Администратор сайта Александр Кульгин

  • Адрес: 607656, г. Кстово Нижегородской обл., ул. Магистральная, д. 4а.
  • Телефон: +7 920 95 94 90
  • почта: akulgin@yandex.ru
 
  • За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.
  • Точка зрения авторов может не совпадать с позицией администратора сайта.
  • Использование материалов сайта, возможно с только с письменного разрешения правообладателей.
  • При перепечатке материалов ссылка на prokstovo.ru обязательна.
  • Распространяется бесплатно.

2008-2013   проКстово Возрастная категория сайта 16+.